Журнал успешно добавлен в корзину

Продолжить покупки     Перейти в корзину

Внимание!

При переходе на английскую версию сайта данные вашего заказа будут потеряны. Для того, чтобы сохранить заказ, завершите его оформление в корзине.

Перейти в английскую версию сайта     Оформить заказ

Журнал "Неизвестная Сибирь" Номер 12. Май 2015
1 / 10
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
Prev slide Next slide
Игорь Севергин

Всё-таки мы победили

В Европе не очень-то любят вспоминать о Второй мировой войне. Наш известный артист Василий Лановой, который недавно прилетал в Новосибирск, рассказывал: «Европейские журналисты мне в лицо говорили: «Что вы там в России со своей Победой носитесь? Вот мы уже забыли». А я у них тогда спросил: «Сколько дней ваши страны сопротивлялись Гитлеру?» Молчат. Тогда я напомнил: «Польша была завоевана за двадцать восемь дней, и за то же время в Сталинграде немцы смогли захватить всего несколько домов. Дания продержалась ровно день. А вся Европа покорилась за три месяца. И освобождать ее пришлось нашим солдатам».

Привыкшие к легким победам, немцы ожидали, что и военная кампания в СССР продлится не больше пары месяцев. Причем для надежд на блицкриг у них были веские основания. Дело в том, что к моменту нападения на Советский Союз Гитлер располагал самой большой и сильной армией за ВСЮ историю человечества.

Численность войск составляла семь миллионов двести тридцать четыре тысячи человек. (Для сравнения: армия Китая сегодня насчитывает всего два миллиона триста тысяч штыков, а вооруженные силы США или России и того меньше.) Кроме того, гитлеровский поход против Советского Союза так или иначе поддержали двадцать семь стран Европы. После войны об этом не принято было вспоминать, но на стороне фашистов воевали целые войсковые части финнов, венгров, румын, французов, хорватов и многих других европейских наций.

Превосходство вермахта над советской армией было столь велико, что даже американцы, которые сразу после 22 июня 1941 года пообещали Сталину помощь в отражении немецкой агрессии, еще долго выжидали, пытаясь предугадать, чья же возьмет. И лишь когда чаша весов окончательно склонилась в пользу СССР, наша армия стала получать существенную военную поддержку по ленд-лизу, а потом был открыт Второй фронт.

Кстати, вплоть до сорок первого года США через свои компании продолжали инвестировать экономику гитлеровской Германии. Благодаря этим инвестициям немцы производили половину чугуна, более трети стального листа, взрывчатки и других необходимых для войны материалов.

Итак, шансы Советского Союза на победу выглядели призрачными. Немцы готовились к молниеносной войне с малыми жертвами, но это ничуть не смягчало их намерений в отношении побежденных славян. На совете 30 марта 1941 года Гитлер предупредил своих военачальников: «Речь идет о войне на уничтожение... Эта война будет резко отличаться от войны на западе. На востоке сама жестокость – благо для будущего». Согласно победным планам Третьего Рейха, уничтожению подлежали тридцать миллионов славян. Потом численность людей собирались регулировать в зависимости от потребностей немецких господ.

Однако, как мы знаем, планам Гитлера не суждено было сбыться. Германская военная машина, которая до этого перемолола всю Европу, вдруг рухнула. Почему СССР победил в той войне, историки дискутируют уже семьдесят лет, а по мне, чтобы понять это, достаточно прочитать запись в дневнике немецкого капитана Иоганна Вестмана. Летом 1943 года он находился в Брестской крепости, которая была захвачена гитлеровцами уже два года. Вестман писал:

«27.VII. 43. Иногда ночью нас обстреливают русские, которые прячутся в казематах крепости. Говорят, их не больше пяти человек, но мы не можем их найти. Как им удается выжить под землей два года без еды и питья?! Я не знаю. Ни тотальное минирование развалин, ни огнеметы, ни газы – не помогают: патрули гарнизона продолжают нести в ночное время потери».

Причин нашей победы в той войне, как минимум, девять миллионов. Девять миллионов солдат и офицеров, погибших в сражениях с фашистами. Кто-то подсчитал, что, если бы они могли принять участие в юбилейном параде, их части шли бы по Красной площади девятнадцать дней и ночей. Не останавливаясь… девятнадцать дней и ночей…