Журнал успешно добавлен в корзину

Продолжить покупки     Перейти в корзину

Внимание!

При переходе на английскую версию сайта данные вашего заказа будут потеряны. Для того, чтобы сохранить заказ, завершите его оформление в корзине.

Перейти в английскую версию сайта     Оформить заказ

Журнал "Неизвестная Сибирь" Номер 3. 2009
1 / 12
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
Prev slide Next slide
Игорь Севергин

Крокодил не ловится, не растёт кокос?

Идя на дно, как-то глупо радоваться, что оно золотое

 

Особенно странно, что такое состояние дел в экономике давно никого не удивляет. Жизнь происходит как бы в параллельных мирах. Столичные элиты бьют рекорды по скорости продвижения на верхние строчки «Форбс», страна завороженно за этим наблюдает. И не потому что страна — дура. Нет, страна — не дура. Она про-сто хорошо помнит конец девяностых, когда ее собирали по кусочкам, и не делает резких движений. Она ждет.

Сколько это будет продолжаться? До августа нынешнего года ответить на этот вопрос было сложно. Но после катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС ответ уже напрашивается сам собой: недолго.

Дело даже не в человеческих жерт-вах (людям, которые потеряли там близких, мы еще дадим слово), не в том, что это самая крупная техногенная авария за последние двадцать пять лет. Просто Саяно-Шушенская ГЭС — символ всей обветшавшей инфраструктуры, доставшейся нашей экономике от Советского Союза. Инфраструктуры, которая и приносит миллиардные прибыли. Другой нет.

Два года назад мне довелось поговорить с ученым из новосибирского Академгородка, который не раз проводил экспертные оценки состояния плотины Саяно-Шушенской ГЭС. Но к тому моменту от услуг их исследовательской группы гидроэнергетики уже отказались:  слишком неутешительны были прогнозы. Ученые утверждали, что вероятность аварии при такой эксплуатации огромна.

Честно говоря, я тогда не поверил выводам старого геофизика. А как было поверить? Я же собственными глазами видел мощь плотины, ходил по машинному залу станции, стоял у турбины… Рядом поселок, тысячи жителей. Какая тут может быть опасность? Но реальная жизнь и деньги внесли коррективы.

После катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС все снова заговорили про «черный август». Но прошло не-сколько месяцев и еще более ста жертв — пожар в ночном клубе Перми. То ли от фейерверка, то ли от замыкания проводки. В стране — траур. Получается, и декабрь теперь «черный»?

Не люблю, когда нам ставят в пример западные страны, но на сей раз придется. Попробуйте вспомнить хоть одну недавнюю техногенную катастрофу, которая бы унесла там десятки жизней. Не получится. А ведь раньше были. Например, в 1968 году самолет «В-52», на борту которого находились четыре водородные бомбы, совершил неудачную посадку в Гренландии.  Бомбардировщик затонул в заливе Северная Звезда, бомбы от удара о лед раскололись, и содержащиеся в них радиоактивные вещества попали в воду. 18 человек погибли сразу после аварии, 500 были облучены. Одна из водородных бомб не найдена до сих пор.

Но теперь беды Америки связаны большей частью не с техногенными, а с природными катаклизмами. У нас же все по старой поговорке: гром не грянет — мужик не перекрестится. Только вот гром гремит все громче, а креститься приходится все чаще.