• Воины севера

    Текст:
    Редакционная статья
    Фото:
    Саша Ляховченко, Russian Look

    Полет стрелы

    Луораветланы – «настоящие люди», так чукчи именуют себя сами. Они шутят, называя себя «потным народцем» и в подобном роде (но только между собой). Чукчи – это искаженное «чаучи» – оленеводы. Именно чаучей встретили казаки в тундре, не дойдя до их прямых и признанных родственников – анкальынов, приморских луораветланов. Но на самом деле трудно отыскать более воинственный и при этом неискоренимый народ, чем чукчи. Большая несправедливость, что мы сегодня не знаем об этом, хотя спартанское воспитание или индейские традиции во многом куда мягче и «гуманнее» подходов к подготовке будущих чукотских воинов.

    Как и у индейцев, у чукчей суровое воспитание мальчиков начиналось примерно с шести лет. Спать с этого времени, кроме редких исключений, позволялось лишь стоя, опершись на полог яранги. При этом юный чукотский воин спал чутко: для этого взрослые подкрадывались к нему и обжигали то раскаленным металлом, то тлеющим концом палки. Маленькие воины (мальчиками как-то язык не поворачивается их назвать) в итоге начинали молниеносно реагировать на любой шорох…

    Бегать приходилось за оленьими упряжками, а не ездить на санях, прыгать – с привязанными к ногам камнями. Лук был неизменным атрибутом: у чукчей вообще зрение – не в пример нашему, дальномер практически безупречен. Именно поэтому чукчей со Второй мировой войны охотно брали в снайперы. Была у чукчей и своя игра с мячом (из оленьей шерсти), сильно напоминавшая современный футбол (только играли они в эту игру задолго до англичан).

    А еще любили здесь бороться. Борьба была специфической: на скользкой моржовой шкуре, дополнительно смазанной жиром, надо было не просто одолеть соперника, а кинуть его на острые кости, расставленные по краям. Это, мягко говоря, было опасно. Однако именно таким противостоянием уже взрослые юноши будут выяснять отношения со своими врагами, когда почти в каждом случае проигравшему грозит смерть от куда более длинных костей.

    Путь во взрослую жизнь лежал для будущего воина через испытания. Так как ловкость ценилась этим народом особо, то и на «экзамене» делали ставку на нее да на внимательность. Отец посылал сына на какое-то задание, но не оно было главным. Отец незаметно выслеживал сына, и как только тот садился, терял бдительность или попросту превращался в «удобную мишень», в него тут же выпускалась стрела. Стреляли чукчи, как уже упоминалось выше, феноменально. Так что среагировать и уйти от «гостинца» было делом непростым. Пройти экзамен можно было лишь одним способом – выжить после него.

    Ах да… Не стоит считать отцов такими уж жестокими: стреляя по сыну, глава семейства не смазывал наконечник ядом, так что ранение оставляло шансы выжить. На войне же без яда стрелы не летали…– Вы не знаете, как мне найти на острове Сергея Еремеева? – спрашиваю капитана катера, на котором плыву в сторону Ольхона. На Байкале я всего неделю, но и за это короткое время успела уже понять, что каким-то странным образом здесь все друг друга знают.

    Шесть душ

    Чукчи – прирожденные воины. Малочисленные и свирепые, они были настоящим ужасом для всех, кто жил в зоне досягаемости. Известным фактом является то, что отряд коряков – соседей чукчей, присоединившихся к Российской империи, насчитывавший полсотни человек, бросался врассыпную, если чукчей было хотя бы два десятка. И не смейте обвинять в трусости коряков: их женщины всегда имели с собой нож, чтобы при нападении чукчей убить детей и себя, лишь бы избежать рабства.

    С коряками «настоящие люди» воевали одинаково: сначала были торги, где каждый неверный и просто неосторожный жест мог быть понят как сигнал к резне. Если погибали чукчи, то их товарищи объявляли обидчикам войну: вызывали тех на встречу в назначенном месте, стелили шкуру моржа, смазывали ее жиром… И, конечно же, вбивали по краям множество острых костей. Все как в детстве.

    Если же чукчи шли в грабительские рейды, то они просто резали мужчин и брали в плен женщин. С пленными обращались достойно, но гордость не позволяла корякам сдаваться живыми.

    Да и чукчи захватывать корякских мужчин живыми особо не старались: в плен их брали только тогда, когда надо было выпытать информацию. Если это случалось, пленному связывали руки за спиной и зажимали ладонью нос и рот, пока человек не терял сознания. После этого его приводили в чувство и повторяли процедуру. Деморализация была полной, даже «матерые волки» раскалывались.

    Сами чукчи своей жизнью тоже не очень-то дорожили. Существуют записи очевидцев, которые это подтверждают. Например, был случай, когда у одного из северян сильно разболелся живот. К утру боль только усилилась, и воин попросил товарищей убить его. Те незамедлительно выполнили просьбу, даже не придав особого значения случившемуся.

    Чукчи верили, что у каждого из них есть шесть душ, а каждая душа может оказаться в раю – «Вселенной предков». Но чтобы попасть туда, следовало или достойно погибнуть в бою, или быть убитым от руки близкого человека, или умереть своей смертью.

    Последнее было слишком большой и редкой роскошью для суровой жизни, где на заботу других о твоей жизни уповать не стоило. Случалось, что проигравшие сражение чукчи, не пережив позора, без тени сомнений убивали друг друга. «Если я стал тебе оленем, то чего медлишь?» –  говорили они победившему врагу, даже не думая просить пощады.

    Живые трофеи

    Чукчи вели торговлю со многими народами, однако наибольшее уважение в торговых делах они проявляли… к японцам. Именно у них чукчи закупали свои металлические латы, которые были точь-в-точь как у самураев.

    А самураи восхищались мужеством и ловкостью чукчей: последние были единственными воинами, которые, согласно многочисленным исторически достоверным свидетельствам современников и очевидцев,  могли не просто уклоняться от вражеских стрел, но и ловить их на лету, умудряясь кидать (руками!) обратно во вражеских воинов.

    На американские и канадские земли чукчи не раз устраивали пиратские набеги. Хорошо известна история, когда они захватили на канадском побережье чернокожих рабынь. Быстро поняв, что это все же женщины, а не злые духи, чукчи забрали их себе в качестве наложниц.

    Чукотские женщины не знают, что такое ревность, и потому восприняли подобный трофей мужей нормально. Правда, негритянкам запрещено было рожать, чукчи их считали «неполноценными людьми». Так и продержали чернокожих женщин до старости в наложницах.

    Советская власть, решив нести огонь коммунистической идеологии и цивилизации в далекие чукотские яранги, радушного приема в их землях не получила. Попытка надавить на чукчей силой очень быстро окончилась неудачей: сначала все «красные» с близлежащих территорий наотрез отказывались воевать с чукчами, а потом смельчаки, прибывшие сюда издалека, стали пропадать отрядами, группами, лагерями. Обычно их так и не находили.

    В итоге представители советской власти решили пойти испытанным путем подкупа. А чтобы чукчи не стали символом независимости, их просто-напросто превратили в фольклор. Так поступили с Чапаевым, сделав ставку на анекдоты про «Василия Ивановича и Петьку», переформатируя образ достаточно образованного, достойного человека в смешного и потешного. То же самое проделали и с чукчами, создав для целого народа анекдотический образ эдакого дикаря-недоумка.

    А что изменилось сегодня? По большому счету – ничего. И пусть одни смеются над очередным анекдотом про чукчу, а другие восхищаются их удалью – настоящий Воин всегда бесконечно выше и тех и других. Воин идет сквозь время, игнорируя смерть и не сворачивая со своего пути. Сквозь века и трудности они идут дальше –  Великие Воины Севера, о которых мы так мало знаем.

    Чукча. Фото Саша Ляховченко.

    Чукчи, не жалея жизней, защищали свои домашние очаги от соседних племен. И были в этом чрезвычайно изобретательны. Например, когда дело доходило до рукопашной, из задних рядов внезапно вылетали воины, проносились над головами противника и приземлялись у них в тылу. Врагу, зажатому с двух сторон, приходилось тяжело. Исследователи долго не могли понять, как чукчи это проделывали. По одной из версий, воин прыгал на древко копья, и оно, спружинив, его подбрасывало. Но улететь таким образом метров на двадцать, как это делали луораветланы, было невозможно. И все же тайну раскрыли. Оказывается, пружины для головокружительных прыжков чукчи в буквальном смысле выращивали. Опытный мастер находил молодую березку, обрезал ветки, а сам стволик начинал закручивать. Когда деревце вырастало выше двух метров, его срубали и приспосабливали для сражений. В отличие от ученых, племена, враждовавшие с чукчами, эту хитрость так и не разгадали. Поэтому на коряков и эскимосов «летающие» воины наводили священный ужас.

    Фото Russian Look из статьи "Воины севера". Журнал "неизвестная Сибирь" №13

    Древняя военная экипировка чукчей была своеобразной. Самая примечательная деталь – панцирь из толстой моржовой кожи. Ее нарезали ровными полосами, а затем сшивали в два слоя. На спину воину крепилось что-то вроде высокого щита. Впрочем, эта конструкция была очень тяжелой и выручала, лишь когда приходилось спасаться бегством, – щит прикрывал спину и голову от стрел. Поэтому многие чукчи относились к такой защите с презрением, считая ее символом трусости. А вот лук и стрелы имел при себе каждый луораветлан. Лук делали из березы и лиственницы, а на наконечники стрел шли клыки моржей. Правда, теперь гораздо популярней стала винтовка.

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ НА НАШЕМ САЙТЕ

    Таежный почтальонБомба под СибирьюДух тайги

     

    Журнал "Неизвестная Сибирь", номер 13

    Также в 13 номере:

    Сон разума  –  От загрязнения воздуха гибнет вдвое больше людей, чем в автокатастрофах

    Рыжий талисман  –  Собака Лялька 20 лет "отпахала" на шахте без трудовой книжки и отпусков

    Вот моя деревня  –  Сегодня за городской чертой живет примерно четверть населения нашей страны

    Затертые во льдах    Они тонули во время штормов, погибали от цинги, но продолжали идти вперед

    Время стрекоз   Древние мхи и лишайники тундры появились намного раньше динозавров

    КУПИТЬ ЖУРНАЛ


    Андрей 18.10.2017 в 15:23 # Ответить
    "Вы не знаете, как мне найти на острове Сергея Еремеева? – спрашиваю капитана катера, на котором плыву в сторону Ольхона. На Байкале я всего неделю, но и за это короткое время успела уже понять, что каким-то странным образом здесь все друг друга знают."

    Это тут к чему?

    ОтменитьДобавить комментарий