• КРОКОДИЛ НЕ ЛОВИТСЯ, НЕ РАСТЁТ КОКОС?

    Игорь Севергин
    Фотографии:
    Андрей Гильберт

    Идя на дно, как-то глупо радоваться, что оно золотое

    Вы заметили, что исчезли анекдоты про новых русских? Сначала подумал, что просто оторвался от жизни,  решил просмотреть несколько сайтов… Нету. Кончилось время малиновых пиджаков, шестисотых «мерсов» и барабанов от Страдивари. Ушло по-английски, не попрощавшись.

    Теперь иные времена, иные нравы. Золотые цепи вышли из моды, а крупный бизнес стал прагматичным и респектабельным. Кстати, перед самым кризисом Россия по числу миллиардеров обошла всех, кроме американцев.  И хотя потом их у нас в три раза поубавилось, факт остается фактом: Москва целый год носила «корону» города, где живет больше всего миллиардеров.

    Впрочем, и сейчас нам еще есть чем гордиться: совокупное состояние российских представителей рейтинга «Форбс» раза в два больше оборонного бюджета Китая. Одно только огорчает: суть нашей экономики от такого количества нулей почти не меняется. Мы по-прежнему числимся среди самых коррумпированных стран (и об этом узнаем не из газет), на плаву держимся лишь благодаря ценам на нефть и газ, а миллиарды долларов продолжают уходить на западные счета.

    Такой вот парадокс: Россия, исходя из ее экономического потенциала, считается самой богатой страной мира  (по природным ресурсам на душу на-селения каждый из нас в два раза обеспеченней любого среднего американца), и при этом семьдесят процентов ее населения не имеют ни рубля на счету в банке. 

    Особенно странно, что такое состояние дел в экономике давно никого не удивляет. Жизнь происходит как бы в параллельных мирах. Столичные элиты бьют рекорды по скорости продвижения на верхние строчки «Форбс», страна завороженно за этим наблюдает. И не потому что страна — дура. Нет, страна — не дура. Она про-сто хорошо помнит конец девяностых, когда ее собирали по кусочкам, и не делает резких движений. Она ждет.

    Сколько это будет продолжаться? До августа нынешнего года ответить на этот вопрос было сложно. Но после катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС ответ уже напрашивается сам собой: недолго.

    Дело даже не в человеческих жертвах (людям, которые потеряли там близких, мы еще дадим слово), не в том, что это самая крупная техногенная авария за последние двадцать пять лет. Просто Саяно-Шушенская ГЭС — символ всей обветшавшей инфраструктуры, доставшейся нашей экономике от Советского Союза. Инфраструктуры, которая и приносит миллиардные прибыли. Другой нет.

    Два года назад мне довелось поговорить с ученым из новосибирского Академгородка, который не раз проводил экспертные оценки состояния плотины Саяно-Шушенской ГЭС. Но к тому моменту от услуг их исследовательской группы гидроэнергетики уже отказались:  слишком неутешительны были прогнозы. Ученые утверждали, что вероятность аварии при такой эксплуатации огромна.

    Честно говоря, я тогда не поверил выводам старого геофизика. А как было поверить? Я же собственными глазами видел мощь плотины, ходил по машинному залу станции, стоял у турбины… Рядом поселок, тысячи жителей. Какая тут может быть опасность? Но реальная жизнь и деньги внесли коррективы.

    После катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС все снова заговорили про «черный август». Но прошло несколько месяцев и еще более ста жертв — пожар в ночном клубе Перми. То ли от фейерверка, то ли от замыкания проводки. В стране — траур. Получается, и декабрь теперь «черный»?

    Не люблю, когда нам ставят в пример западные страны, но на сей раз придется. Попробуйте вспомнить хоть одну недавнюю техногенную катастрофу, которая бы унесла там десятки жизней. Не получится. А ведь раньше были. Например, в 1968 году самолет «В-52», на борту которого находились четыре водородные бомбы, совершил неудачную посадку в Гренландии.  Бомбардировщик затонул в заливе Северная Звезда, бомбы от удара о лед раскололись, и содержащиеся в них радиоактивные вещества попали в воду. 18 человек погибли сразу после аварии, 500 были облучены. Одна из водородных бомб не найдена до сих пор.

    Но теперь беды Америки связаны большей частью не с техногенными, а с природными катаклизмами. У нас же все по старой поговорке: гром не грянет — мужик не перекрестится. Только вот гром гремит все громче, а креститься приходится все чаще.

    Интересны другие статьи выпуска «Золотое... дно России»?
    Содержание, анонсы, подписка на номер доступны в разделе «Купить журнал»

    Перейти в каталог