Чем дышит Сибирь? | Неизвестная Сибирь

Чем дышит Сибирь?

Сибирь всегда славилась первозданностью и чистотой природы. Считалась своеобразным «Ноевым ковчегом», который способен пережить любые экологические потрясения планеты. Однако прошлый век стал для нашей природы серьезным испытанием. Появление крупных мегаполисов, газовых и нефтяных месторождений, огромных промышленных предприятий, гидростанций не лучшим образом отразилось на окружающей среде Сибири. И, соответственно, на жизни людей, которые здесь обитают. Поэтому сегодня мы решили пройтись по главным «болевым точкам», вызывающим наибольшие опасения у экологов. Чем мы дышим? Какую воду пьем? Что нас окружает? Сто лет назад эти вопросы могли показаться странными. Но сегодня они актуальны, как ­никогда.

 



В Сибири находится больше всего российских городов, которые, по сути, терпят настоящее экологическое бедствие. Особенно тяжелая ситуация сложилась в Норильске и Красноярске. 

 

Ученые подсчитали, что  только Новокузнецк, Ангарск, Омск, Красноярск, Братск и Новосибирск производят выбросов в атмосферу боль-ше, чем огромная Москва, в которой живет около тринадцати миллионов человек. Однако самый печально известный и самый опасный для жизни людей город—Норильск. И не только в стране. Этот заполярный промышленный гигант стабильно входит в число десяти самых загрязненных городов планеты. 

 

По оценкам научного центра Black smith Institute, ежегодно в атмосферу Норильска попадает четыре миллиона тонн тяжелых металлов. Еще больше ситуацию ухудшила экологическая катастрофа, которая произошла 29 мая 2020 года. Тогда из хранилищ Норникеля произошла утечка более двадцати тысяч тонн дизельного топлива, из‑за чего концентрация вредных веществ в реках превысила норму в десятки тысяч раз.

 

Еще одна болезненная экологическая точка—Красноярск, где в следующем году можно будет отметить своеобразный юбилей: десять лет назад там впервые ввели режим неблагоприятных метеоусловий (НМУ), метко прозванный в народе режимом черного неба. В городе более семнадцати тысяч предприятий, подавляющее большинство которых отапливается углем. Неудивительно, что снег в городе по цвету напоминает антрацит. Период, когда красноярцам нечем дышать, может длиться от нескольких дней до целых двух месяцев. Так, статистики подсчитали, что в 2016 году горожане задыхались пятьдесят шесть дней, в 2017‑м—на пару недель меньше. Как это сказывается на состоянии красноярцев?

 

Врачи во время «черного неба» отмечают признаки гипоксии даже у неродившихся детей, советуя мамам покинуть город на период беременности. Смягчить проблему грязных выбросов власти города надеются, построив метро. Но даже это видится пока лишь в отдаленной перспективе. Кардинально повлиять на атмосферу в стране должен национальный проект «Чистый воздух», главная цель которого—до 2030 года снизить выбросы загрязняющих веществ, пагубно сказывающихся на здоровье людей, вдвое. «Российская газета» пишет, что из двенадцати городов, включенных в проект, пять находятся в Сибирском федеральном округе.

 

Кроме Норильска и Красноярска, в «черный список» также вошли Омск, Новокузнецк и Братск. Интересно, что почти во всех из них находятся промышленные монстры, производящие алюминий. А  буквально в  декабре прямо между Красноярском и Братском появилось еще одно предприятие — Тайшетский алюминиевый завод. И вряд ли это сделает сибирский воздух чище.

 

Впрочем, не будем торопиться с выводами. Национальный проект предполагает, что уже к 2024 году дышать станет легче—воздух в  сибирских городах планируют очистить на 22%. А  чтобы отследить эти изменения, в них создаются системы постоянного мониторинга качества воздуха. Поэтому уже через пару лет станет ясно, насколько реальны такие смелые прогнозы. Вариантов лишь два: деньги нацпроекта либо изменят ситуацию к лучшему, либо вылетят в трубу.

 

Одну из важнейших сторон не только экологии сибирских городов, но и их жизни в целом обозначил в интервью нашему журналу прежний полпред президента в СФО Сергей Меняйло. Позволим себе его процитировать: «Сибирь—богатейший край, у нас огромное количество полезных ископаемых, в том числе нефти и газа. А знаете, сколько жилья у нас газифицировано? Меньше десяти процентов. В целом по России—67%, в Московской области— 97%, а Кемеровская едва дотягивает до 2%!»

 

Ситуация не кажется абсурдной? Трубопроводы из  Сибири тянутся в Европу, недавно ударными темпами проложили нитку, которая снабжает голубым топливом Китай, а разговоры о газификации крошечного Жигаловского района на севере Иркутской области идут с 1991 года! Протяженность участка «Ковыкта—Жигалово» всего сто двенадцать километров. И трубы уже лежат, но газа нет. А есть пока только одни обещания. С тех пор как мы разговаривали с полпредом президента, прошло уже три года, но ситуация особо не изменилась. Уровень газификации в Сибирском федеральном округе вырос к 1 января 2021 года примерно на 6% и продолжает оставаться самым низким в стране. Станет ли наступающий год переломным в этом отношении, пока сказать сложно.

 

Продолжение статьи читайте в выпуске "Неизвестная Сибирь" №21, тема номера: «Живая вода Сибири». Журнал о настоящем.

 

Подписывайтесь на наши социальные сети, оперативно получайте новости о выходе нового номера журнала. 

 

Дата публикации 30.09.2023 г 

Статья из журнала Неизвестная Сибирь, №21.
Автор:Петр КАРНАУХОВ
Фотографии:Vladimir Melnikov, HelloRF Zcool
Читайте также
  Александра Покрышкина считали баловнем судьбы. Наверное, со стороны действительно казалось, что ...
  Адон-Челон в переводе с бурятского языка означает «табун каменных лошадей», или «табун камней». ...
    Есть в наших северных краях растение, которое я безбожно ругаю и люблю одновременно,—это кедров ...
Журнал успешно добавлен в корзину
Перейти в корзину
Ваша заявка на сотрудничество отправлена.
Наш менеджер свяжется с Вами в ближайшее время.