Пепел на карте | Неизвестная сибирь

ПЕПЕЛ НА КАРТЕ

Николай Новгородов
Фотографии: Иллюстрация Виктора Савина

Ректор Краковского университета Матвей Меховский в своей книге «Записки о двух Сарматиях», которая вышла в 1516 году, так описывает Сибирь: «В этих странах (сибирских) не пашут, не сеют, не употребляют ни хлеба, ни денег, питаются лесными зверями, пьют одну воду, живут в дремучих лесах в шалашах из прутьев. Лесная жизнь сделала и людей похожими на зверей неразумных: одеваются они в грубые звериные шкуры, сшитые вместе как попало, большая часть их коснеет в идолопоклонстве, поклоняясь солнцу, луне, звездам, лесным зверям и всему, что ни попадется».

Однако были ли древние сибиряки дикарями? Переводчик Посольского приказа в Московии Милеску Спафарий рисовал совсем иную картину. В книге «Сибирь и Китай» он утверждал, что здешняя земля древностью превосходит все другие части мира, что именно отсюда расселялись народы, распространялась письменность, гражданские обычаи и само градостроительство.

Исландский поэт и географ Снорри Стурлуссон придерживался очень сходной точки зрения: почти за триста лет до Меховского он характеризовал сибиряков как людей, обладающих мудростью, силой, красотой и всевозможными познаниями. Кроме того, исландец указывал, что здесь существовал город, имевший величайшую мировую славу.

Упоминание Стурлуссоном и Спафарием древних городов ставит под сомнение извечную сибирскую дикость. Могли ли дикари строить города? Ясно, что города и дикость — понятия несовместные.

Призраки сибирских городов

А что же в других исторических источниках? Да в том-то и дело, что об исчезнувших сибирских городах полно информации: их упоминают античные, арабские, среднеазиатские, китайские, норманнские, западноевропейские и славянские источники. Некоторые путешественники, такие как араб Тамим ибн Бахр ал-Муттаваи, Салам ат-Тарджуман, Абу Дулаф, Чан Чунь, Виллем Рубрук, Плано Карпини, Марко Поло, посещавшие, главным образом, южную Сибирь в IX-XIII веках, своими глазами видели как цветущие, так и разрушенные города.

Количество исчезнувших городов поражает воображение. Профессор МГУ Леонид Романович Кызласов в монографии «Городская цивилизация Срединной и Северной Азии» указывает, что у кимаков по Иртышу стояло шестнадцать хорошо укрепленных городов, у уйгуров — семнадцать, у татар более тридцати, у хантов и манси — десятки городков. На карте ал-Идриси указаны пять городов енисейских кыргызов. Рашид ад-Дин прибавляет к ним еще два города.

Известия о сибирских городах поступали от арабских путешественников IX в. Так, араб Тамим ибн Бахр ал-Муттаваи, направляясь из Тараза в главный город уйгуров Орду-балык, сообщал о столице царя кимаков на Иртыше. После сорока дней путешествия он прибыл в большой, хорошо укрепленный город, окруженный деревнями и возделанной землей. По словам этого арабского путешественника, там было двенадцать железных

ворот, множество жителей и базаров. Кроме того, на юго-западном Алтае близ озера Зайсан ал-Муттаваи собственными глазами видел разрушенный город, но расспросы не помогли ему пролить свет на историю руин.

Ближе к середине IX в. города Сибири описывал посланец арабского калифа Салам ат-Тарджуман. Путешествие посланца длилось двадцать восемь месяцев и несколько дней, а по возвращении Салама его рассказ записал главный почтмейстер халифата Ибн-Хордадбехом. В своей книге «Китаб ал-Масалик в’ал Мамалик», что означает «Книга путей и стран», он подробно воспроизводит отчет Салама. Вот часть текста этой книги:

«Мы остановились у владыки хазар на одни сутки, чтобы он отправил с нами пять проводников. Мы шли от них двадцать шесть дней и достигли черной земли с неприятным запахом. Прежде чем вступить на эту (землю), мы запаслись уксусом и нюхали его, чтобы отбить скверный запах, и шли десять дней. Затем мы пришли к городам в развалинах и шли по этим местам еще двадцать дней».

Нельзя обойти вниманием и еще одно важное свидетельство. Речь в нем шла о городах, стоявших на берегу  Северного Ледовитого океана. Так, ученый XII в. Тахир Марвази описал «города и городские кварталы в земле живущих по сибирскому берегу Ледовитого океана «береговых людей», о которых сказано, что «они живут за страною Югра и плавают в море без нужды и без цели, а лишь для прославления самих себя».

Хивинский хан Абул-Гази (1603–1664 гг.) также сообщает о береговых городах чрезвычайно интересные подробности. Он пишет, что река «Айкара-муран протекает посреди киргизских владений… При устье реки на берегу моря стоит большой город; селений около него много, стада и табуны пасущегося скота многочисленны… Этот город они называют Алакчин. Близ него есть серебряные рудники: у тамошних жителей котлы, чашки, блюда делаются все из серебра».

Ремезов и Камбалык

Приведенные источники далеко не исчерпывают всех письменных свидетельств о сибирских городах. Но и этого материала достаточно для того, чтобы убедиться: города в Сибири существовали, но они были уничтожены в ходе бесконечных войн.

Когда казаки пришли в Сибирь, городов, о которых мы ведем речь, они уже не застали. И все же кое-что от той цивилизации уцелело. Некоторые древние города, например, можно найти на карте Сибири, которую создал знаменитый тобольский исследователь того времени Семен Ремезов. Вот его комментарии, приводимые Леонидом Кызласовым: «Град пустой на правом берегу реки Каратала, правом притоке Тургая… город каменный на левом берегу Ишима между реками Тесир-гор и Тылкара… городок каменный между Черным и Белым Июсами… город каменной старой, две стены целы…». И еще: «город вблизи устья реки «Чюлушман», и даже «Царство Алтырско» между рекой Абакан и Телецким озером».

Кроме того, о городах русским рассказывали и местные жители. Первый российский посол в Китай Иван Петлин записал в 1618 г. рассказ «брацкого татарина Куштака»: «...есть-де река Каратал велика… А та-де река Каратал впала в ту Обь, великую… А от Каратала-де по той реке стоят два города каменные, да деревни брацкие земли жилыя, а на низ пошли улусы кочевые брацкие ж…». Заметьте, везде речь идет о каменных городах. И это не пустые фантазии. Посольство Ф.И. Байкова в Китай в 1654-58 гг. обнаружило в верховьях Иртыша палаты из обожженного кирпича, а ученый Г.Ф. Миллер сообщал о сводчатых склепах, сделанных из того же материала. По словам академика И.П. Фалька, остатки каменных строений находили на Иртыше, в городище Тон-Typa. На берегу реки Уй (притока Тобола) была обнаружена кирпичная лестница, ведущая к воде.

В последнее время подтверждение тому, что сибирский люд при строительстве использовал камень, стали получать и археологи. «На ряде городищ расчищены не только деревянные срубные жилища и полуземлянки с глинобитными печами, но и каменные и кирпичные здания с окнами из слюды», — пишет томский исследователь Л.Б. Климова. Хотя главные открытия археологов, конечно же, впереди. Почему я в этом уверен? Так ведь древние города пока не найдены.

Например, где легендарный город Камбалык, которому немало уделил внимания в своей «Книге о путешествии в Татарию и другие восточные страны» венецианец Марко Поло? Некоторые ученые считают, что он находился на месте нынешнего Пекина, но картографы почему-то помещали Камбалык в верховьях Оби.

А ведь город был немаленький. Марко Поло сообщает, что его периметр по крепостной стене составлял двадцать четыре мили. (Для сравнения — тысячелетний Константинополь имел тогда периметр восемнадцать миль.) В стене было двенадцать ворот, каждые ворота охраняла тысяча стражников. И оказывается, частично эти стражники были… русскими.

Напоследок, чтобы дать реальный масштаб города, приведу еще одну пикантную деталь. В Камбалыке только «жриц любви» насчитывалось порядка двадцати пяти тысяч. А в четырехмиллионном Лондоне, согласно официальной переписи 1878 года, их было на тысячу меньше.

Край-земля

Кому же принадлежали древние города? Это еще более сложный вопрос. Тут, вероятно, стоит снова процитировать Леонида Романовича Кызласова: «Русские люди не сомневались, что древние города существовали в Сибири задолго до появления татар Сибирского юрта. По их представлениям, возникшим еще в XV–XVI вв., первоначальным населением древней Сибири являлся мифический высокоразвитый народ "чудь"».

Легенда о гибели чуди белоглазой сложилась уже в XVII в. Вот что писалось об этом народе в русских летописях: «А как сибирския гради имены нарицалися, и се неведамо и ни от кого же неиспытано, понеже бо прежде живяще по всей Сибирской земле чудь, посему и писания несть».

Однако бургомистр Амстердама Николай Витсен, дважды посетивший Россию во второй половине семнадцатого века и опубликовавший труд «Северная и Восточная Татария» (1692 г.), утверждал, что народ, построивший сибирские города, не погиб, но переселился на юго-восток. «Говорят, — писал он, — что в Сибири в некоторых местах можно увидеть пришедшие в упадок старые стены и развалины бывших там, по-видимому, городов и что иногда там находили разные памятники. Из последних явствует, что в более древнее время страну эту населяли народы более высокого развития, нежели ныне, потому что теперь подобных построек там вовсе не знают».

Сразу оговорюсь, что версий по поводу этносов, создававших сибирские города, очень много. Обо всех и в книге не расскажешь. Поэтому попытаемся проследить хотя бы некоторые версии о Грустине (Грасионе). Городе, который считается одним из самых загадочных и самых известных одновременно.

Около десяти картографов помещали Грустину на берегах Оби. Южнее всех она находится у Николая Витсена, который обозначил месторасположение города при слиянии Бии и Катуни. Совсем другой линии придерживался пленный швед Страленберг, сосланный Петром I в Сибирь после Полтавской битвы. Он пытался обнаружить Грустину поблизости от Томска, а тояновых эуштинцев считал потомками грустинцев.

Кто жил в древнем городе? У Гондиуса на этот счет есть весьма четкое высказывание. Надпись на его карте рядом с Грустиной гласит: «В этом холодном городе живут совместно татары и русские». Существует версия, что название города Грустина происходит от имени славянской полубогини Груздины, ведавшей открыванием дверей в Край-земле.

Край-земля — прародина славян согласно древним македонским песням — располагалась далеко на севере близ Белого заснеженного моря. В Край-земле находилось два Белых (покрытых льдом и заснеженных) Дуная, а также Святые горы. Близ гор располагалось Харапское поле, а за ним обитали свирепые дивии люди (дэвы). В горах было много рукотворных, оборудованных дверями пещер. Открыванием семидесяти замков на этих дверях и ведала Груздина.

Западные авторы выводили этимологию названия города от слова «круст» (крест), полагая, что Грустина — это город креста. Кто-то из них даже писал, что в Грасионе царствует легендарный пресвитер Иоанн. Однако есть основания считать христианскую этимологизацию более поздней. А вот славянское происхождение древних сибирских городов подтверждают многие их названия. Вслушайтесь: Грустина, Серпонов, Коссин, Ляпин…

Продолжение статьи читайте в выпуске "Неизвестная Сибирь" №4, «Вещные ценности».

Статья из журнала Неизвестная Сибирь, №4.
Автор:Николай Новгородов
Фотографии:Иллюстрация Виктора Савина
Читайте так же
С каждой круглой датой все дальше от нас тот майский день, когда страна в едином порыве праздновала ...
Игорь Иванов из тех людей, которым можно позавидовать. Ученый, политик, дипломат… Он во всем добивал ...
«Жизнь надо писать, как авантюрный роман», — сказал однажды Алексей Декельбаум… Нет, он, конечно, ум ...
Журнал успешно добавлен в корзину
Перейти в корзину
Ваша заявка на сотрудничество отправлена.
Наш менеджер свяжется с Вами в ближайшее время.